Г. Костюченко: «Рыба подошла к полынье и стояла в оцепенении, медленно опускаясь на дно — отравили?»

0 0

Г. Костюченко: «Рыба подошла к полынье и стояла в оцепенении, медленно опускаясь на дно — отравили?»

Галина Костюченко

Люди вывозили ее на санях на продажу, кормить кошек, собак и свиней… И все это при полном попустительстве омских властей и надзорных ведомств, привыкших смотреть на проблемы людей сквозь пальцы!

БК55 уже рассказал о проблеме бесконтрольного применения инсектицидов фермерами Любинского района.

Из-за этого в поселках Любино-Малороссы, Красный Яр и Камышловский в июне прошлого года у пасечников погибли сотни тысяч пчел, вот подробности:

Яды, от которых погибли пчелы под Омском, могут быть в еде для людей?

Но оказывается, проблемы там не только с пчелами.

Ядохимикаты со стоками с полей беспрепятственно могут попадать в расположенное поблизости озеро Старица, которое является объектом Заказника регионального значения «Пойма Любинская» и источником питьевой воды для жителей Красного Яра.

Г. Костюченко: «Рыба подошла к полынье и стояла в оцепенении, медленно опускаясь на дно — отравили?»

Озеро Старица, фото wiki.obr55.ru

Омичка Галина Костюченко рассказала БК55:

— В январе нынешнего года в озере Старица произошел замор рыбы. Вся рыба — а это щука, окунь, карась, чебак — подошла к аэрационной полынье около водонасосной станции Красного Яра и стояла в оцепенении, медленно оседая на дно — это признак отравления.

Глубина слоя из рыбы составляла до 30 см! Жители черпали ее сачками, ссыпали в мешки — грузили, увозили, а на следующий день она прибывала снова, и так в течение недели.

Казалось, конца этому не будет! Мелкую рыбешку потом уже никто не брал. Весь берег был усыпан дохлыми, никому не нужными мальками. Спрашивали, куда столько?

Кто брал для себя на жареху, кто — на продажу, кто — кормить кошек, собак да свиней. Одним словом, местные жители самостоятельно вычистили место водозабора от погибающей рыбы. Старики горевали: «Летней рыбалки не будет!». Другие им пикировали: «А то тебе мало штрафов за рыбалку выписали!»

В общем, все, кто побывал тогда на Старице, уезжали с богатым «уловом».

По словам Галины, такие заморы случались и в прошлые годы, но в феврале–марте. Через СМИ тогда приглашали жителей спасать рыбу: бурить аэрационные лунки. Однако с санями, набитыми несколькими мешками рыбы (как нынче в январе), никто не возвращался домой. Вылавливали от силы по 2-3 кило.

Да и рыба вела себя по-другому: она жадно хватала воздух, подплывая к самой поверхности воды.

Г. Костюченко: «Рыба подошла к полынье и стояла в оцепенении, медленно опускаясь на дно — отравили?»

Местные жители у полыньи, где всплыла рыба

Поэтому нынче жители попросили разобраться в происшедшем прокуратуру Любинского района. В прокуратуре отреагировали быстро: по указанию ее сотрудников на место прибыли представители райадминистрации и водозаборной станции Красного Яра, региональных Управлений ветеринарии, Рыбнадзора (руководитель Россельхознадзора Подкорытов через неделю прислал письмо, что вопрос не их ведомства).

— По периметру озера установили таблички: «Выход на лед запрещен». Лунки бурить уже не просили. Рыбу ловить, точнее, выгребать, запрещали. Сотрудники Управления ветеринарии взяли пробы воды и рыбы, — вспоминает Галина.

По результатам выезда каждое ведомство подготовило ответ.

Многих сельчан тогда поразило «сочинение» Рыбнадзора (Омского отдела госконтроля, надзора и охраны водных биоресурсов), вот цитата:

«В ходе выезда произведен визуальный осмотр водоема, каких-либо фактов заморных явлений рыбы не выявлено. Поверхность водоема чистая. Основания для проведения внеплановой проверки отсутствуют… Начальник Омского отдела В. Н. Дьяченко».

Администрация Любинского муниципального образования и Управление ветеринарии факт замора рыбы, наоборот, подтвердили. Роспотребнадзор во всем этом попросту не участвовал (качество жизни местных жителей не в компетенции ведомства?).

— Считаю, что молчание Роспотребнадзора в этой и ситуации с гибелью пчел должны оценить правоохранительные органы. Когда у нас погибли пчелы, ведомство также не подключилось к решению проблемы, прислав отписку через год (!), — считает омичка.

Не исключено, что руководитель фермерского хозяйства, возможно, виновного в трагедии с пчелами, сумел договориться с инстанциями? 

…Тогда, в январе 2021 года, пробы воды направили в Областную вет.лабораторию (ту самую, где эксперт приписала «неизлечимую болезнь» пчелам Галины, которые на самом деле погибли от инсектицидов «Ястро-Агро»).

Ответ пришел лишь 17 марта:

»…Пестициды в воде озера Старица не обнаружены. Одной из причин массовой гибели рыбы могло стать низкое содержание кислорода в воде, вызванное аномальными погодными условиями».

То есть отравление не исключили!

— Мы спросили специалиста Лидию Иванову, которая подписала эту бумагу, какие конкретно пестициды пытались найти в воде? Ответ: «Ну, только те, на которые есть аккредитация». Тогда и следовало перечислить, какие не выявили… А написали-то про все! Что до рыбы, то ее на остаток пестицидов вообще не исследовали, ограничились изучением жабр. А ведь ее употребляли в пищу люди и животные! — говорит Костюченко.

Она не винит сотрудников лаборатории: искать неизвестное вещество при том, что в Госкаталоге более пятисот пестицидов и агрохимикатов, сложно. А надлежащими методиками и оборудованием лаборантов не обеспечили:

— В московских лабораториях подтвердили, что при таком многообразии пестицидов надо точно знать, какое вещество применялось. Ситуация осложнялась еще и тем, что руководство «Ястро-Агро» скрывало, чем велась обработка полей летом. Выяснить это удалось уже позже, благодаря экспертизе, назначенной в рамках уголовного дела «по пчелам».

Тогда-то и выяснили, что действующее вещество очень опасно для рыбы, поэтому должно применяться на расстоянии более 5 км от водоема!

…В апреле 2021-го власти Любинского района пообещали, что красноярцы будут с чистой водой. Новость появилась на первой полосе районной газеты «Маяк». И уже в марте началось строительство водопроводных сооружений — двух резервуаров и насосной станции.

— Наконец-то поставили на кадастровый учет Зону санитарной охраны источников водоснабжения в Красном Яре. Однако остается спорной граница второго и третьего поясов этой зоны. Если продлить ее до 5 км, в нее попадет скотомогильник. Он отмечен в проекте границ Любино-Малоросского сельского поселения, — рассказывает Галина. — Но местному фермеру Ярову (ИП Ярову Х.) это не помешало распахать земли от скотомогильника до самых оград жителей улиц Зеленовка и Советская!

Г. Костюченко: «Рыба подошла к полынье и стояла в оцепенении, медленно опускаясь на дно — отравили?»

Работники ИП Яров обрабатывают поля

Россельхознадзор на вопрос жителей о законности использования сельхозземель и применения на них ядов снова прислал ответ, что на данном земельном участке располагается объект недвижимости, а подобные участки не относятся к компетенции ведомства.

— По логике — если там дом, почему участок поливают ядами средь белого дня? И как быть с требованием законодательства о запрете любой деятельности в радиусе 1,5 км от скотомогильников? Хотелось бы увидеть человека, давшего разрешение на его строительство! — интересуется Костюченко.

Вдобавок в санзону не включили многочисленные ручьи, впадающие в озеро Старица.

Весной они бурным потоком, со скоростью 30-40 км/ч, сносят на пути к озеру плотины высотой с двухэтажный дом, огораживающие водоем.

— После такой разметки сан.зон каждая из половин озера Старица (с берегами) должны жить по своим законам, являясь одновременно единой Зоной с особыми условиями использования. А как же водосборные территории и характеристики водного объекта? А рыба?

Если она отравится в правой части озера, то приплывет умирать, как обычно, к водонасосной стации — уже выучила путь туда, где АО «Любинский МКК» прорубит для нее аэрационную прорубь, — спрашивает Галина.

По ее мнению, в данном случае следует применить пункт 2.3.2.7 СанПиНа, когда с учетом конкретной ситуации сан.зона может быть увеличена.

Г. Костюченко: «Рыба подошла к полынье и стояла в оцепенении, медленно опускаясь на дно — отравили?»

Но тогда химию нельзя будет применять на значительной части сельхозугодий Любино-Малоросского сельского поселения, то есть на полях«Ястро- Агро» и фермера Ярова. Ведь рыбу на прицепе, в отличие от пчел, на безопасное расстояние не вывезешь!

Минсельхоз России на таких территориях предлагает внедрять органическое производство сельхозпродукции и даже субсидирует эту деятельность.

От регионального минсельхоза местным жителям хотелось бы узнать и то, куда с ферм ООО «Ястро» или ООО «РКЛ», или ООО «Ястро-Лакт», или ООО «Ястро-переработка», или ООО « Ястро -Агро» (сельчане уже запутались в разных названиях) свозят навоз.

— Основной учредитель компании Максим Плетюк по всем вопросам направляет к Бронеславу Мисявичусу — мол, у него все полномочия, а он, Плетюк, не разбирается. Но, может быть, он ответит на мой запрос через БК55? — интересуется Костюченко.

И — озвучивает свои вопросы (не только Плетюку):

— Уважаемый Максим Николаевич!

Кто настоящий владелец компании ООО «Ястро-Агро»? И что еще (после гибели пчел и рыбы) должно случиться, чтобы предприятие стало вести хоздеятельность в соответствии с законодательством РФ?

Уважаемый Хабибуло Яров, имеется ли у вас официальное разрешение на использование всех распаханных вами участков?

Следующий вопрос омички — министру сельского хозяйства и продовольствия Омской области Николаю Дрофе.

— Отравленные пчелы, и, не исключено, что отравленная рыба — это та цена, которую жители сел и пчеловоды должны платить за выращивание зерновых?

Может, стоит иногда перечитывать Гос.каталог пестицидов и агрохимикатов, находить там новые безопасные для окружающего мира препараты?

Разъяснять аграриям, что поля должны находиться на расстоянии от населенных пунктов и водоемов, которое определяется С УЧЕТОМ выбросов загрязняющих веществ в окружающую среду? (В том числе с учетом стоков с полей).

А расстояние «не менее 300 метров» — это расчетное значение, которое определяется индивидуально для каждой местности и иногда достигает 10 км?

Необходимо ежегодное обучение для растениеводов, чтобы они прекратили называть вещества 2 класса опасности для людей «безопасными»! Ведь у них в руках яд, а не сахарная пудра!

И отдельная просьба: не проводите такое обучение самостоятельно.

Помнится, на пресс-конференции в Доме журналиста в 2019 году вы сказали: «…эффективна обработка рапсовых полей в первые часы появления вредителя. А потом препараты уже не берут эту моль, нужно увеличивать дозу».

И — оставили безнаказанными факты увеличения доз, что строго запрещено, и кратность обработок рапса до 6-7 раз (разрешено не более 2 раз).

Обе статьи — эту и «Яды, от которых погибли пчелы под Омском, могут быть в еде для людей?» Галина Костюченко просит считать официальным обращением в прокуратуру Омской области.

А читателей БК55 она поблагодарила:

— На мой взгляд, комментарии к публикации про пчел очень точно отражают реальную картину мироустройства в Омской области.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два × три =