«Сарказм — лишь способ воздействия»: сегодняшний день автор облёк в короткую форму рассказа

0 0

"Сарказм - лишь способ воздействия": сегодняшний день автор облёк в короткую форму рассказа

За актуальной повесткой автор не гонится, хоть и умело отражает наше время. Злободневность — декорация, сопутствующий колорит.
 

Денис Олейник
 •  писатель

Новый гость проекта #встречисавтором Денис Олейник. Он пишет малую прозу уже пять лет. Рассказы его созданы в стиле магического реализма, абсурдизма и антисюжета, как говорит он сам. Верит в судьбу и вообще называет себя фаталистом.

Денис всерьёз увлекается историей культуры, литературой, музыкой. Считает искусство самым стоящим занятием для человека. Окончив исторический факультет Томского госуниверситета по специальности археолог, он ни дня не проработал в этой профессии. Считает, что археология в России, к сожалению, довольно бедная и никому не нужная. Нищие кафедры при университетах, которые ещё и постоянно сокращают, ужимают и унижают.

— Ты говоришь, что до недавнего момента жил "странной и бестолковой" жизнью. Что-то изменилось сейчас?

— Не знаю, насколько жизнь стала "осмысленной", но она точно стала лучше. Я в родном городе с близкими мне людьми, с любимым человеком и с крышей над головой. Сыт, обут, доволен. Есть цели, есть мечты, есть хотя бы примерное понимание, куда и зачем двигаться. Этого на данный момент достаточно.

"Сарказм - лишь способ воздействия": сегодняшний день автор облёк в короткую форму рассказа

— Получается, полагаешься на случай?

— Да, я верю в судьбу, я вообще-то фаталист. Так жизнь сложилась у меня, что куда пошлёт нелёгкая, там я и оказываюсь. Не знаю, почему так происходит, хорошо это или плохо, но так получается.

— Почему решил учиться на археолога, но не пошёл этой стезе?

— Это была мечта детства, и тем страшнее было разочарование от её воплощения. Археология в России очень бедная и никому не нужная. Нищие кафедры при университетах, которые ещё и постоянно сокращают, ужимают и унижают. Есть охранная археология, за которую даже платят деньги, но, чтобы стабильно там работать и зарабатывать, нужно жить, извините, в Нефтеюганске. Я к такому оказался не готов. Кроме того, мои способности к занятиям наукой оказались весьма скромными, что тоже помешало реализоваться.

При этом никаких сожалений по поводу выбора я не испытываю. У меня много хороших воспоминаний из экспедиций: очень крутые, интересные люди; физический труд на свежем воздухе — что может быть прекрасней?

— Как попал на раскопки в Салымскую тайгу?

— Занимался копанием земли, колкой дров, праздным лежанием в палатке. Позвал меня в эту экспедицию профессор Евгений Алексеевич Васильев, из Томского университета. Я там учился тогда. Евгения Алексеевича я очень уважаю, он замечательный исследователь и шикарный лектор. Настоящий мэтр. Был убеждён, что херни он не посоветует. Так и получилось.

"Сарказм - лишь способ воздействия": сегодняшний день автор облёк в короткую форму рассказа

— Чем привлекают короткие рассказы? Почему малая проза?

— Короткие тексты более органичны для меня. На большую прозу не хватает дыхания и/или опыта. Хотелось бы когда-нибудь написать роман, но пока — чем богат, сорян. Кроме того, форма рассказа привлекает меня силой воздействия. Хороший короткий текст должен быть как взрыв, как удар под дых. Этим он сродни стихотворению. Ты с читателем оказываешься в тесном лифте, где можно этого самого читателя взять за грудки, хорошенько избить и обнести его карманы.

Роман больше похож на длинную беседу по душам, где можно и о личном потрещать, и о политике поспорить, и анекдоты порассказывать, и за пивом до ларька сходить. Там совершенно другой творческий метод. Он пока мне не близок.

— Многие твои рассказы пронизаны юмором и иронией. Считаешь, что это один из лучших методов описать сегодняшнюю реальность и её несовершенства?

— Для меня это лишь способы воздействия на читателя, а не центральная идея. Важно не просто рассмешить, а создать смысловое поле, которое можно интерпретировать по-разному. Читатель должен иметь пространство для обдумывания. Чем меньше рассказ, тем больше этого пространства должно быть.

На мой взгляд, задача литературы, как и искусства, вообще вовсе не описывать реальность или обличать пороки. Да и какой-либо конкретной задачи у искусства быть не может. Искусство — специфическая форма познания мира и человека. Через индивидуальность автора и его интроспекцию создаются образы. Читатель пропускает их через себя и реагирует в зависимости от собственных вкусов и личных качеств.

"Сарказм - лишь способ воздействия": сегодняшний день автор облёк в короткую форму рассказа

— А что натолкнуло на написание рассказа "Доктор Ангелина"? Недавний поход к врачу?

— Темы и содержание рассказов у меня редко связаны с событиями собственной жизни. Обычно всё возникает из образа. В данном случае мне явилась усатая женщина. Написал такой коротыш про абсолютную женственность, которая пробьётся сквозь любую растительность на лице.

— Где черпаешь вдохновение? Многие ситуации описываемые злободневны.

Желание писать возникает у меня от чтения классики. А наполнение текстов происходит, как Бог на душу положит, — из личного опыта, из мельком увиденного в новостях, из пустого разговора со знакомым, из прочитанного стихотворения. За актуальной повесткой стараюсь не гнаться. Пусть злободневность будет лишь декорацией, сопутствующим колоритом.

— Ради чего "садишься за клавиатуру"? Есть желание кого-то или что-то обличить?

— Упаси Господь кого-то обличать. Я ж не Николай Чернышевский, царствие ему небесное. Творчество в моём случае, скорее, от органической потребности. Я без этого не могу. Хорошо получается или плохо — судить не мне, но я этим занимаюсь просто так, для удовольствия. Если хотя бы человек пять разделяют моё удовольствие и читают, я ещё больше радуюсь. Но в целом достаточен сам факт творчества.

— Как относишься к промахам и ошибкам?

— Нормально, мы все ошибаемся. Они во многом нас определяют.

— Что тебе удалось сохранить в себе с детских лет?

— Да, какой-то интерес к жизни. Мне ничего не наскучивает.

— Омские реалии описываешь? Может, рассказ про Омск есть в планах?

— Да я, в общем-то, довольно часто вписываю в тексты города, в которых жил: Омск, Томск, Калининград. Все мелькали вроде бы. Омск, конечно, нечто особенное, и появлялся чаще всего. При всех своих проблемах и бедности — это большой город. У него есть свой текст. Летов, Кутилов, даже, пардон, Достоевский. А сколько у нас поэтов, писателей сейчас. Такая мощная творческая движуха, которую делают ребята с "Выси", например — такое, может, только в столицах встречается. Больше нигде не видел. Это особенный город.

Фото из личного архива Дениса Олейника

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

10 + 16 =