Омская судья Еленская приобщила к делу о «дележке» ребенка фальшивку?

0 0

Омская судья Еленская приобщила к делу о «дележке» ребенка фальшивку?

Ирина Воронкова с любимым сыном

Это акт о непроживании фермера Олега Кныша в деревне.

БК55 уже сообщал, что в Первомайском райсуде Омска рассматривается иск местного бизнесмена Олега Кныша к бывшей жене Ирине Воронковой об определении места жительства их 10-летнего сына (вдобавок истец требует алименты).

Напомним: 4 апреля он без предупреждения увез сына от Ирины и перестал выходить на связь. А потом обвинил ее нового мужа Бориса в конфликте с ребенком и вчинил иск. Судья Еленская, похоже, заранее решила отдать мальчика отцу — подробности ЗДЕСЬ.

На этой неделе состоится очередное заседание по делу.

Но еще до его начала Ирина Воронкова бьет тревогу: в судебных протоколах прошлых заседаний масса несоответствий, а судья Еленская отклонила замечания на протокол.

«Ребенку необходим постоянный контакт с матерью»

Большие вопросы вызывают приобщенные к материалам дела документы истца.

Один из них — «Психологическое заключение специалиста», выполненное доцентом кафедры общей и социальной психологии ОмГУ Ольгой Гроголевой (она специализируется на психологии животных).

В пояснении суду Кныш пишет, что «для выяснения причин, по которым ребенок отказывается возвращаться в Москву к маме» обратился к психологу Гроголевой. И та «выявила» у ребенка «нервно-психическое напряжение и ситуативную тревожность». Однако в причины такого состояния Гроголева решила не вникать (невыгодно заказчику?).

Любой здравомыслящий человек сделает вывод, что травмирующая ситуация возникла из-за того, что мальчика разлучили с мамой. Гроголева же пишет, что всего спустя пару недель после того, как отец увез ребенка, он якобы уже и не рисует маму на картинках-тестах.

«Тип привязанности к маме тревожно-избегающий и встреча с ней вызовет стресс» — сочиняет зоопсихолог.

— Очень сомневаюсь, что эта дама провела серьезные исследования, которым стоило бы доверять, — считает Ирина Воронкова. — Но допускаю, что она могла готовить ребенка к опросу в суде. Мой сын отвечал там заученными фразами, которые зачастую и близко не совпадали с вопросами.

Вот пример. На вопрос «Как тебя зовут?» в протоколе суда записан ответ «Я катаюсь на лыжах». Понятно, что у нас масса замечаний к протоколам, которые судья Еленская не позволила нам подать!

Омская судья Еленская приобщила к делу о «дележке» ребенка фальшивку?

На днях в суд пришло заключение комплексной судебной экспертизы, которую провела комиссия психологов и психиатров Омской клинической психиатрической больницы им. Солодовникова.

— Вот они пришли к выводу, что «тип привязанности к матери позитивный», ребенок включает маму во все тестовые картинки и тексты.

Вывод меня порадовал: «Ребенку необходим постоянный контакт с матерью, лишение матери может привести к необратимым нарушениям в его психике». Об этом же предупреждали московский психолог Илья Гернет и эксперт в области судебной психологии Вера Скорописова (ее заключение есть в материалах дела). Мой сын пожаловался экспертам, что хотел бы поговорить со мной, но не слышит от меня звонков на папин телефон. А свой у него забрали? 

Поэтому по поводу «Заключения специалиста» Гроголевой у Ирины вопрос:

— Может, у нее какой-то другой ребенок был на консультации? Которому не нужны ни мама, ни друзья, ни прогулки, ни даже общение по телефону? О том, что сын пять месяцев почти не выходит из дома и не пользуется телефоном его отец открыто говорит и в суде!

Фермер Кныш выращивал картошку на селе или в городе?

Пока Ирина Воронкова не находит себе места, беспокоясь о сыне — как он себя чувствует в изоляции (без права на звонок и переписку?), ее бывший супруг пытается определиться, где же он все-таки проживает.

БК55 уже писал, что Ирина и Борис Воронковы убеждены: иск принял Первомайским райсудом не по подсудности.

Дело в том, что Олег Кныш — фермер, несколько лет он был прописан в в деревне Покрово-Иртышское Комсомольского поселения Омского района. Именно как сельские жители он и его брат Алексей зарегистрировали свои КФХ и получали госсубсидии из областного бюджета.

И именно в таком качестве — сельчанина — Олег Кныш подал иск об определении места жительства сына в Первомайский райсуд Омска.

Но днем раньше такой же иск Ирина Воронкова подала в московский суд. И сразу уведомила омскую судью Еленскую, что, во-первых, бывший муж подал иск позже — значит, дело должно рассматриваться в столице; во-вторых, подал не по подсудности.

Как житель Омского района, Олег Кныш мог подавать иск в Омский районный суд.

Еленская проигнорировала оба сообщения. А Олег Кныш (вернее, его представитель Цветков) к очередному заседанию суда предъявили новую — уже омскую — прописку (с 20 апреля) и акт о непроживании в Омском районе.

В акте сказано, что Олег Кныш там не проживал никогда.

Обращаем внимание: иск бизнесмена был принят Первомайским райсудом 8 апреля — за две недели до того, как он перерегистрировался в Омск. Прописка в паспорте в Омском районе все эти годы была. И он там якобы не проживал?

Свидетели не помнят, чтобы подписывали предъявленный суду акт

Супруги Воронковы попросили частного детектива Намига Аббасова уточнить, правдив ли акт о непроживании в Омском районе.

Акт подписан главой Администрации Комсомольского сельского поселения Омского района Сергеем Аукиным и двумя местными жительницами, Натальей Тихоновой и Дарьей Елуниной.

В нем говорится, что в деревне Покрово-Иртышское Олег Кныш не проживал НИКОГДА.

Однако когда Аббасов приехал в деревню и лично спросил Елунину, правда ли в акте, та ответила, что ни Олега Кныша, ни его брата Алексея не знает, об Акте о непроживании впервые слышит — она его не подписывала (есть аудиозапись разговора).

Тихонова кратко ответила детективу по телефону, что ничего не знает и знать не хочет. Женщина отказалась продолжить беседу.

Выходит, Сергей Аукин заверил своей подписью и печатью, что акт подписали сельчанки, которые ни сам документ, ни Олега Кныша в глаза не видели?

(Елунина — точно, Тихонова — с большой долей вероятности).

Зато владелица дома, где был прописан Олег Кныш, подтвердила, что он там живет. Это с виду небогатый деревенский дом на две семьи (а Олег Кныш — владелец процветающего КФХ).

Глава поселения Аукин, оформивший акт, ответить на вопросы Аббасова отказался, сославшись на занятость. А потом просто не брал трубку.

По поводу несоответствия прописки супруга в деревне Покрово-Иртышское (более 3 лет) и акта о непроживании Ирина Воронкова два месяца назад обратилась в прокуратуру Омской области. Запрос перенаправили прокурору Омского района Пономареву и с тех пор — тишина.

— Когда прокуратура Омского района даст ответ на вопрос, который частный детектив прояснил за один день? — спрашивает Ирина.

Если верить владелице деревенского дома, где был прописан Олег Кныш, получается, что судья Еленская вдвойне незаконно начала рассматривать его иск.

Наверняка еще немало интересного будет на заседании по делу 2 сентября.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × 4 =